два уха Я
Обучение » Секреты

89. Закон "исчерпывающего охвата"

В 1989 году японский премьер министр попал под подозрение. Было следствие. Но впереди были новые выборы в парламент. И тогда он обошел всех своих (двадцать тысяч!) избирателей и перед каждым лично извинился за себя.

И что бы вы думали?! Его переизбрали на новый срок!

В Израиле русская эмиграция издает юмористическую газету «Бэседэр», (что в переводе близко с слову "0кей").

В 1991 году послом СССР в государство Израиль был назначен Александр Евгеньевич Бовин. В интервью, данном накануне, касаясь шансов получить эту должность, Бовин сказал, что исход дела будет для него положительным и что он "уверен в прогнозе на девяносто процентов".

И вот, давая материал об интервью, эта газета поместила фотографию куска лица Бовина, намекая на эти десять процентов, недостающих ему.

Привлечение же внимания читателей было на все сто процентов!!!

Любому человеку нравится свое всесилие. Полный контроль, исчерпывающее, всеобъемлющее знание… Если сообщение, предлагаемое к восприятию, представляет собой рассмотрение "со всех сторон" и с учетом всех факторов, без пропусков и «опусканий» по неведению ли или по лукавству, то будьте спокойны и уверены: сообщаемое вами будет принято в благодарном и предпочтительном режиме. Вас заметят, вас услышат, вами заинтересуются.

Только учтите: целое никогда не бывает, многим.

Много — это когда часть растягивают до якобы целого. Что обычно заметно, неприятно и противно.

Интересное и очень наглядное подтверждение стойким силам этого закона можно найти в книге Михаила Сергеевича Весленского «Номенклатура» (1980), а именно в главе "Тенденция к сдерживанию развития производительных сил, где автор — блестящий полемист, доктор исторических наук (ко времени выхода книги в свет ему было 60 лет) — диагностирует нежизнеспособность социалистического способа хозяйствования: "Представьте себе, читатель, что вы — рабочий. В нудных речах, статьях, радиопередачах и лозунгах вам монотонно стараются внушить, что вы должны "воспитывать в себе чувство хозяина" и работать, не переводя дыхания, чтобы богатело родное Советское государство. Но вы-то живете не первый годы в Советском Союзе и уже с детства поняли, что хозяин — не вы и что автор призывов в свои слова не верит, а пишет халтуру за гонорар и в надежде сделать карьеру. У него есть свои интересы, а у вас свои. Какие же? Вы их видите в том, чтобы, делая вид, будто вы рветесь потрудиться для Советского государства, на деле ухитриться работать поменьше, а получить побольше.

Конечно, ваше желание работать поменьше ограничено заданной вам нормой. Но что произойдет, если вы ее не выполните? Ничего: работяги везде нужны, так что вас с завода не выгонят. А выгонят — вы сразу же найметесь на соседний. Знает это и начальство и не станет вам повышать норму сверх приемлемых для вас пределов.

Теперь представьте себе, читатель, что вы — начальник цеха, главный инженер или директор на том же предприятии. Какие у вас интересы? Ясно, на партийных собраниях вы распинаетесь в том, что болеете за дело предприятия. Но сами-то вы убеждены: ваши интересы — в том, чтобы получить премию за перевыполнение плана, чтобы были вы на хорошем счету и смогли бы продвинуться. Конечно, рабочих вам не жалко, и вы готовы были бы драть с них три шкуры. Но вы знаете, как они рассуждают, и поняли, что нажимом вызовете лишь текучесть рабсилы на предприятии и трудовые споры; в результате высшее начальство будет вами же недовольно.

Как быть? Очень просто. Дело в том, что от руководителей предприятия фактически требуется не максимум прибыли, подсчитать который крайне трудно, а легко проверяемое выполнение плана. Уже за небольшое его перевыполнение вы получите все возможные для вас премии и поощрения. Между тем внезапное значительное перевыполнение принесет вам только неприятности: недоброжелательство коллег-директоров и подозрение начальства, что вы до сих пор бездельничали и скрывали резервы повышения уровня продукции. План вам будет увеличен, и все это будет только мешать вашей карьере.

Поэтому вам надо добиться для своего предприятия наиболее легко выполнимого, то есть минимального плана. Всеми правдами и неправдами вы будете убеждать главк и министерство в том, что предприятие достигло пределов своих возможностей. План же составляете вы сами, так как ни главк, ни тем более министерство, не говоря уже о Госплане, не знают реального положения на вашем заводе, а потому могут лишь с важным видом штамповать поданный вами проект плана.

Чтобы они его безропотно проштамповали, надо составить план по простой формуле: записанная в отчете о выполнении предыдущего плана цифра произведенной продукции плюс небольшой процент прироста. При этом надо утверждать, что выполнение такого плана потребует полного напряжения сил и мобилизации всех резервов.

Послушают вас в главке и министерстве? Да, послушают.

Представьте себя, читатель, начальником главка или министром. Расходятся ваши интересы с интересами директора предприятия? Нисколько. Вы тоже хотите удержаться в своем начальственном кресле, а вдобавок получить орден и рассматриваться в ЦК партии как перспективный руководитель промышленности. Конечно и вас интересуют все эти рабочие да и начальники цехов, которых вы видите почтительно глазеющими при ваших редких инспекционных поездках на предприятия. Ради своей карьеры вы готовы бы их всех согнуть в бараний рог. Только для карьеры-то нужно другое. Да, для острастки других вы примерно накажите какого-нибудь обнаглевшего начальника цеха или не пользующегося поддержкой в обкоме директора — чтобы высшее руководство видело, что вы требовательны. Но особенно важно, чтобы оно видело другое: предприятия главка или министерства регулярно выполняют план, являются передовиками производства, получают переходящие Красные знамена. Поэтому вы не станете навязывать им трудновыполнимый план, а с суровым видом подпишете те проекты, которые они вам представят. Не станете вы и дотошно копаться в их отчете о выполнении плана: вам нужно только, чтобы он был составлен грамотно и к нему не могла придраться никакая проверочная комиссия. Конечно, на партактивах и совещаниях вы будете грохотать о необходимости напрячь все силы и изыскать скрытые резервы. А в действительности в ваших интересах — благополучная отчетность о выполнении и перевыполнении планов всеми предприятиями главка и министерства, а на новый период — легковыполнимый, то есть опять-таки минимальный план.

Он будет направлен министерством в Госплан СССР. И вот вы, читатель, — один из руководителей Госплана, а то и сам председатель, заместитель главы Советского правительства. К вам поступают надлежащим образом оформленные, подписанные министрами объемистые секретные папки с планами. Вы знаете, что ни один министр не подписал планов по своему министерству без согласия соответствующего отдела ЦК партии. Проверяли в отделе весь этот поток цифр или просто министр на охоте за пузатой бутылкой импортного коньяка «Наполеон» договорился с заведующим отделом, вас не интересует: заведующий отделом ЦК принял на себя ответственность, вам он не подчинен, он вхож в Секретариат ЦК, из-за каких-то дурацких цифр вызывать неудовольствие этого влиятельного человека вы не собираетесь. К тому же ваш аппарат докладывает, что цифры в порядке — есть небольшой рост по сравнению с прошлым планом. И вы, напыжившись, подпишете объемистый том плана, заполненный морем цифр, которые ни один человек на свете и, конечно, никакой член Политбюро уже не сможет обозреть.

Подписывая, вы знаете, что это не конец. Скоро начнут поступать первые ходатайства о внесении поправок в план, и продолжаться так будет до последнего квартала его выполнения.

Усмотрите ли вы свою задачу в том, чтобы непреклонно требовать осуществления каждой строки плана и предавать любого нарушителя заслуженной каре? Нет. Судьба этих нарушителей вам, конечно, безразлична, хоть бы их на костре сожгли. Но интересы ваши требуют другого.

Ведь если будет много невыполнений плана, пятно ляжет на вас: вы недосмотрели, вы утвердили оказавшийся нереальным план. Конечно, чтобы показать свою твердость и партийную непримиримость к недостаткам, вы отдадите на растерзание нескольких нарушителей планов. Но в огромном большинстве случаев вы терпеливо будете вносить поправки в план на протяжении всего периода его действия, и все они будут направлены на снижение показателей. Только посторонний верит грозным словам, что план — это закон, обязательный для выполнения. Хозяйственник в СССР знает: плановые показатели многократно пересматриваются и сокращаются, так что в итоге выполнением плана считается достижение значительно меньших результатов, чем было подписано в первоначально утвержденном тексте.

Наконец, читатель, представьте себе, что вы — член Политбюро и даже сам Генеральный секретарь ЦК. Стукнете вы холеным кулаком по своему полированному столу, зычно крикнете на номенклатурном жаргоне: "Мы это дело поломаем!" — и действительно постараетесь в корне из менить план? Не сделаете вы этого! Хоть все рабочие, начальники цехов, директора заводов, руководители главков и члены Госплана кажутся с вашей высоты копошащимися муравьями и их вам, разумеется, не жалко, но ведь и у вас есть собственные интересы, в основе своей совпадающие с классовыми интересами номенклатуры. Они состоят в следующем: конечно, желательно получить побольше прибыли от работы этих муравьев, но самое главное не допустить ничего, что могло бы хоть в какой-то мере быть опасным для святая святых — неограниченной власти вашей лично и номенклатуры в целом. Все прочее отступает перед этим абсолютно. Разумеется, можно распорядиться выгонять с заводов не выполняющих нормы и на другую работу этих негодяев не принимать да и норму поднять повыше. Только что делать с безработными? Пойти по ревизионистскому пути Югославии и разрешить им ехать на работу за границу? Они насмотрятся, как там живут, и вернутся антисоветчиками, опасным элементом.

Просто оставить их нищенствовать в стране? Тоже опасный для властей элемент. Всех в лагеря? Времена не те.

Так неужели платить им, как на Западе, пособия по безработице? Бессмысленно. Они, работая, получают зарплату, на которую с трудом могут прожить, значит, меньше платить нельзя. Но если пособие будет равно зарплате, тогда они все захотят стать безработными. Выходит, что ввести пособие по безработице — это значит существенно повысить зарплату работающим. Где же тогда выгода? К тому же бездельники начнут по-настоящему ценить повышенную зарплату, только если смогут покупать на нее потребительские товары, так же, как на Западе. Выходит, что надо будет перестраивать всю структуру производства и уже не на словах, а на деле отказываться от примата тяжелой индустрии. Это что же, оборонную промышленность — силу нашу! — свертывать, а производство подштанников развертывать? Да ни Маленков, ни Хрущев до такого не успели договориться, как их выкинули; думать нечего, о подобном порочном курсе, если хочешь остаться у руководства.

Вот и окажется, читатель, что альтернативы у вас как у Генерального секретаря ЦК не будет: ваши интересы продиктуют, что все надо оставить так, как есть. Требовать, взывать, давать нагоняи, провозглашать лозунги и даже некую мертворожденную экономическую реформу — но на деле ничего не изменять. Круг замкнулся".

Очень хорош, в смысле "исчерпывающего охвата", вид сверху. И чтобы в этом убедиться, взгляните на две фотографии — рекламную и видовую (с. 162).


Еще несколько примеров, я думаю, тоже будут уместны.

Мало того, что они познавательны, они еще и приятны.

Последнее — эффект закона "исчерпывающего охвата".

Самым кротким тираном в Древней Греции считался афинянин Писистрат. Он старался не обижать даже своих врагов, о нем рассказывали много добрых и забавных историй. Известен, например, такой случай: когда некоторые бывшие друзья тирана покинули Афины из ненависти к его власти (дело было в VII в. до н. э.). Писистрат отправился следом за ними со своей постелькой за спиной; на вопрос, что ему нужно, он ответил: уговорить вас вернуться, а если не уговорю, то остаться с вами — от того я и взял с собой поклажу.

Русский писатель Антон Павлович Чехов (1860 1904) сформулировал перечень качеств, которым должен обладать порядочный человек. Изложил он это в письме своему брату Николаю, указывая на его недостатки: "Недостаток у тебя один… это твоя крайняя невоспитанность… Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям… Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки: живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя!.. Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам. Они болеют душой и от того, чего не увидишь простым глазом… Они чистосердечны и боятся лжи, как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. Они не рисуются, держат себя на улице так же, как дома, не пускают пыли в глаза меньшей братии… Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают…

Из уважения к чужим ушам, они чаще молчат… Они не уничижают себя с той целью, чтобы вызывать в другом сочувствие. Они не играют на струнах чужих душ, чтобы в ответ им вздыхали и нянчились с ними… Они не суетны… Делая на грош, они не носятся со своею папкой на сто рублей и не хвастают тем, что их пустили туда, куда других не пустили… Истинные таланты всегда сидят в потемках, в толпе, подальше от выставки… Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой… Они горды своим талантом… Они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дрянным воздухом, шагать по оплеванному полу… Они стараются возможно укротить и облагородить половой инстинкт… Они не трескают походя водку, не нюхают шкафов, ибо они знают, что они не свиньи… Таковы воспитанные… Чтобы воспитаться и не стоять ниже уровня среды, в которую попал… нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… Тут дорог каждый час…"

Немецкий писатель Х. Кнобок в книге "Трудно быть директором" рассказывает в юмористической форме, как трудна жизнь руководителя. Ведь он всегда как на «ладошке», всегда на виду.

Придет на работу вовремя, говорят: "Ишь, прибежал спозаранку, хочет нам очки втереть".

Придет поздно, скажут с иронией: "Начальство не опаздывает, оно задерживается".

Поинтересуется, как жена, дети, "сует нос не в свое дело".

Не поинтересуется — "ну и черствый же человек!"

Спросит: "Какие есть предложения?" — сразу шепот: "Сам никаких, видимо, не имеет".

Не спросит — "к голосу коллектива не прислушивается!"

Решает вопрос быстро — "тороплив, не хочет думать".

Решает медленно — "нерешителен, перестраховщик".

Требует новую штатную единицу — "раздувает штаты".

Решит: "Справимся имеющимися силами" — недовольны: "На нас выехать хочет".

Обходится без указаний сверху — «вольнодумствует».

Выполняет указания точно — "старый бюрократ".

Начнет шутить — "без щекотки не засмеешься".

Не шутит — ворчат: "Хоть раз видели на его лице улыбку?"

Держится по-дружески — "хочет втереться в доверие".

Держится обособленно — "сухарь, зазнайка".

Дела идут хорошо — "в конечном счете это мы работаем!".

Снимают за невыполнение плана — "поделом, так ему и надо! Он один виноват".

Не так давно на эстраде появилась новая вокальная группа "Доктор Ватсон". Если все, кроме них, исполнители поют за номер одну песню, то этот коллектив делает песенный коллаж, успевая за несколько минут представить до десятка песен. Учитывая, что, как правило, исполняются песни прошлых лет, в свое время бывшие шлягерами, успех ансамбля не знает исключений.

поделиться:
vk vk vk vk vk wh


<<Закон "исчезновения" >>Закон "капли"

Секреты

Знаменитые личности
2yxa.ru | загрузки | топ-разделы
02:59:55